Наш ответ Терри
 
     
  Что такое экодом?
Как выбрать экологически безопасные строительные и отделочные материалы?
Задать вопрос эксперту.
 
     


 
Первый городской фестиваль ПОЭЗИЯ УЛИЦ. Флейта водосточных труб и другие фантазии Маяковского
Первый городской фестиваль ПОЭЗИЯ УЛИЦ. Флейта водосточных труб и другие фантазии Маяковского
Всегда актуальные идеи великого мечтателя и поэта Владимира Маяковского представят горожанам. 16 апреля ГОРОД НАБЕРЕЖНЫХ выведет искусство на улицы. В память о Маяковском, искусство выйдет на улицы и площади, ворвется во дворы, прозвучит с балконов и крыш. В день памяти великого поэта зазвучит флейта водосточных труб.
21 ноября 2015
 
Конференция Совета европейского урбанизма (CEU). Берлин, 27-29 ноября
Конференция Совета европейского урбанизма (CEU). Берлин, 27-29 ноября
Тема конференции: Определяя новую урбанистическую повестку в связи с изменениями климата. Мероприятие приурочено к COP21, Климатической конференции Париже, организованной ООН, которая пройдет в декабре, и к конференции по экологическому жилью Habitat III, которая состоится в 2016 году.
2 октября 2015
 
За кризисный год продажи в проектах с
За кризисный год продажи в проектах с "красивой архитектурой" выросли в 2,3 раза
Об этом рассказал генеральный директор Urban Group Андрей Пучков на круглом столе Жилищное строительство в России: Мировой опыт в российских реалиях, который был организован ИД Коммерсантъ на стенде Минстрой РФ в рамках 18-ой Международной отраслевой выставки коммерческой недвижимости и инвестиций EXPO REAL 2015.
29 июля 2015
 
Презентация финалистов конкурса на набережную Кабан в Казани
Презентация финалистов конкурса на набережную Кабан в Казани
9 архитектурных бюро из России, Китая, Франции, Италии, Испании, Голландии, Великобритании – финалисты первого этапа конкурса на развитие набережных озёр Кабан представили свои проекты улиц, парков, площадей, которые стали двигателями изменений в городских районах и целых городах. В ИТ-парке в Казани прошла публичная защита портфолио команд, попавших в шорт-лист конкурса.
2 марта 2015
 
Итоги Конкурса на концепцию бульвара Динамо
Итоги Конкурса на концепцию бульвара Динамо
Завершился архитектурный конкурс, посвященный разработке концепции бульвара Динамо: 26 февраля на пресс-конференции в Интерфакс были названы имена победителей. Конкурс был объявлен девелопером проекта ВТБ Арена парк в сентябре 2014 года и проведен при партнерстве с Московской архитектурной школой МАРШ.
>> все новости







Наш ответ Терри
Статья Квинлана Терри «Мы архитекторы – главная причина экологических проблем», опубликованная в журнале «ЭКА» за февраль 2009 http://www.ec-a.ru/index.php?mn=razdel&mns=jjvqsgcdrk2ir_ru вызвала бурную реакцию. Публикуем два комментария: сочувственный – Анатолия Белова, критический – Дмитрия Хмельницкого.

Офисное здание Квинлана Терри на Tottenham Court Road. По словам архитектора, такие традиционные здания не нуждаются в кондиционерах, а значит - экологичны.

Экология и стиль

Проблема недолговечности т. н. современной архитектуры в профессиональных кругах обсуждается уже достаточно давно. Современную архитектуру критиковали и критикуют за ее «временный» характер в том числе и у нас – много и часто. Более того, «временность» модернистских построек – один из любимых аргументов неоклассиков в их извечном споре с модернистами по поводу того, какой стиль лучше.

Недавно я в 12 номере журнала «Декоративное искусство СССР» за 1977 год (!) совершенно случайно наткнулся на статью архитектора Евгения Асса, посвященную Центру Помпиду Ренцо Пьяно и Ричарда Роджерса. В ней он обзывает Центр Помпиду «супермаркетом культуры» и пишет следующее: «Фетишизация изменчивости в случае Бобура приводит к парадоксальной монументализации идеи «временности». <…> У временных вещей есть один естественный недостаток – они не умеют стариться; они могут разрушиться, исчезнуть, но они не могут стать «красивыми старцами». Неспособность к старению вообще характерна для современной архитектуры… Почти все современные постройки, даже бесспорные шедевры, скорее ветшают, чем старятся, и, обветшав, утрачивают в значительной степени свое обаяние. Руины современного здания более апокалиптичны, чем романтичны. Но совсем уже жалкое зрелище представляет обветшавший автомобиль».

Не знаю, готов был бы Евгений Викторович сейчас, спустя 32 года, подписаться под этими словами, ведь сегодня он занимает позицию, как мне представляется, во многом противоположную высказанной в упомянутом тексте: он любит все инновационное и вместе со своими студентами спасает от сноса «времянку» ЦДХ. В любом случае, это не так важно – прошло как-никак более четверти века, а мнение у людей даже по самым принципиальным вопросам меняется и того чаще. Любопытен сам факт того, что уже в конце 70-х тема «быстрого старения» современной архитектуры служила предметом размышлений архитекторов.

Теперь о «временности» современной архитектуры и ее «неспособности к старению» у нас всем рассказывает Михаил Филиппов (причем он, по-моему, говорит об этом чаще, чем о классике).

Но и Евгений Асс в своей статье «Центр Бобур: супермаркет культуры» тридцатилетней давности, и Михаил Филиппов, рассматривая обозначенную проблему, сосредотачиваются в основном на ее эстетическом аспекте: мол, руины Пестумских храмов смотрятся благородно, а руины Центра Помпиду или руины построек Фрэнка Гэри – а они рано или поздно превратятся в руины, если их не будут все время ремонтировать или если их в какой-то момент не заменят другой постройкой – будут смотреться чудовищно.

Нельзя не признать тот факт, что внешний вид многих модернистских сооружений с годами становится все менее привлекательным, если не осуществлять за ними должный уход, в то время как традиционная архитектура хороша и когда она в трещинах, и когда она мхом порастает. Но как-то об этом наскучило говорить уже. И так все понятно. Все равно «стекляшки», пока они востребованы, как строились, так и будут строиться, ведь о «ветшании» модернистских построек голова болит в основном только у архитекторов, девелоперы же о диалектике «вечного» и «временного» в архитектуре едва ли когда-либо задумываются.

Другое дело, если «стекляшки», не дождавшись ни ремонта, ни замены другой «стекляшкой», вдруг начнут обваливаться прямо на прохожих, заодно погребая под собой всех тех, кто в них живет или работает. Свои опасения на этот счет я выразил в статье «Вавилонские башни из стекла», написанной около года назад и опубликованной на сайтах archi.ru и walkingcity.ru. В первую очередь эти мои опасения распространяются на современную архитектуру России – все знают, какими руками у нас сейчас все строится, неужели никому не делается страшно от этого знания?

Квинлан Терри рассматривает в своем тексте проблему «временности» модернистской архитектуры с точки зрения экологии, и мне было интересно читать его рассуждения хотя бы потому, что у нас вопросами экологии архитектуры, по-моему, вообще никто всерьез не занимается и никогда не занимался (правда, не исключено, что я ошибаюсь), а они в наше время - куда актуальнее, чем вопросы эстетики.

Мне трудно объективно оценивать статью Квинлана Терри, так как я сам в экологии архитектуры мало чего смыслю, мне как-то никогда не приходило в голову сесть и разобраться в этом. По духу она мне близка. Наверняка, он в чем-то прав.

В статье «Мы, архитекторы – главная причина экологических проблем» меня возмутила только одна фраза (она выделена подчеркиванием): «Бессмысленно строить недолговечную архитектуру. <…> Вы можете возвести целую вереницу домов с хорошей теплоизоляцией, сберегающих энергию, но если они простоят всего двадцать лет, то урон для окружения от их демонтажа и замены будет колоссальным. В таблице можно видеть, что современные здания с металлическим каркасом имеют низкий рейтинг C, поэтому многие из них были разобраны через 40 лет после постройки. Наоборот, все правильно построенные традиционные здания, приведенные в таблице, получили высокий рейтинг А и могут при нормальной эксплуатации стоять вечно». В приведенном отрывке есть какое-то лукавство. Почему лишь правильно построенные традиционные здания могут претендовать на экологичность? А правильно построенные дома в минимализме, или в рационализме – они не могут разве? Если правильно построенный дом – это тот, который сооружен из натурального камня или кирпича, то не все ли равно, в каком стиле он сделан? Каменный дом может быть без декора, а может быть с декором – и в том, и в другом случае он будет правильно построенным., если следовать логике Квинлана Терри. Взять, например, Термы в швейцарском городе Вальс архитектора Петера Цумтора: там все наружные стены из кварцитовых плит – в соответствии с приведенной в статье Терри таблицей экологичности различных материалов и конструкций дом Цумтора в Вальсе подпадает под категорию долговечного, хотя это не традиционная архитектура.

В Британии между модернистами и неоклассиками идет настоящая война (см. статью Лары Копыловой «Битва при Челси»), преимущество в которой все последние годы было отнюдь не на стороне неоклассиков, так что попытка Терри подвести под критику модернизма научное основание вполне понятна – он бьется как может и изо всех сил. Но, как мне кажется, даже в такой ситуации нужно оставаться верным первому правилу джентльмена: лучше быть обманутым, чем обманывать. Терри хоть и не обманывает, но слишком сильно все обобщает, опуская важные подробности. Это по меньшей мере некорректно.

И потом, он бы привел хоть один пример не-экологичной модернистской постройки, или модернистской постройки, возведенной недавно, но уже сейчас нуждающейся в капитальном ремонте. Мне таких примеров известно немало, но другим-то нет. Анатолий Белов, архитектор, критик.

Об экологии  всуе

Статья Квинлана Терри, опубликованная в журнале Эка.ru (№1, 2009) на первый взгляд посвящена экологическим проблемам строительства и не касается художественных проблем архитектуры. Но это только на первый взгляд. Действительные цели статьи выражены в ее последней фразе:

«Небоскребы — катастрофа, но им есть альтернатива. Это так называемые традиционные строительные конструкции, которые работали четыре тысячи лет и проверены веками: каменная кладка, скромная высота, скатные шиферные и черепичные крыши, меньшие, чем в стеклянных зданиях, окна. Они красивы и долговечны, они способны быть архитектурным выражением любой цивилизованной эпохи. Однако они были отвергнуты»

Вот эти слова – «...каменная кладка, скромная высота, скатные шиферные и черепичные крыши, меньшие, чем в стеклянных зданиях, окна. Они красивы и долговечны, они способны быть архитектурным выражением любой цивилизованной эпохи» - и можно считать главным тезисом статьи. Из сказанного автоматически вытекает, что современная архитектура («небоскребы») плоха, поскольку некрасива и недолговечна.

В действительности Терри борется не за экологию, а за исторические стилизации - против современной, ничего не стилизующей архитектуры. Он считает, что средневековые детали и композиционные приемы (речь, насколько можно судить по цитате, идет именно о них) могут быть «архитектурным выражением любой цивилизованной эпохи». И должны быть выражением нашей эпохи тоже.

Тезис этот более чем сомнительный, но в данном случае он не никак не обосновывается. Полемический удар направлен против современных строительных материалов и конструкций, которые автор, видимо, считает (и вполне справедливо) одной из первопричин появления нелюбимой им современной архитектуры.

Рассмотрим аргументацию.

Текст начинается с тезиса «Наши здания — особенно небоскребы — экологические катастрофы».

Тезис не объяснен. Во всяком случае, утверждение: «За последние 50 лет мы построили города, тотально зависимые от железобетона, стали, и пластика» - никак нельзя считать таким объяснением. Как и следующую непонятную фразу: «мы проектируем временные здания из интерьерных материалов, которые надо регулярно менять и которые не могут быть использованы вторично. Таким образом, мы создаем недолговечное и ненадежное окружение для человека».

Из сказанного ясно только, что современные материалы Терри не любит, почему-то считает их ненадежными, и что, самое странное, недолговечными. Предположим, что сталь, железобетон и стекло действительно недолговечны (ну, скажем, по сравнению с каменной кладкой римских акведуков…), но как из этого можно вывести экологическую катастрофу?

Согласно Терри, «недолговечность»,– основной порок современной архитектуры:

«Бессмысленно строить недолговечную архитектуру. Даже если здание после постройки не загрязняет окружающую среду, но при этом срок его жизни — несколько десятилетий, сам факт его постройки «стоит» природе очень дорого. Вы можете возвести целую вереницу домов с хорошей теплоизоляцией, сберегающих энергию, но если они простоят всего 20 лет, то урон для окружения от их демонтажа и замены будет колоссальным. В таблице (см. ниже) можно видеть, что современные здания с металлическим каркасом имеют низкий рейтинг С, поэтому многие из них были разобраны через 40 лет после постройки».

Неясно о чем конкретно здесь идет речь. Вроде бы, здания, построенные за последние лет восемьдесят, если и сносятся иногда, то разве что из-за морального устаревания, а от этого никакие традиционные материалы не спасут. Откуда взялись странные цифры 20-40 лет жизни современных построек – не объяснено. К реальному сроку службы современных зданий эти цифры  отношения не имеют. То есть бывают, конечно, временные легкие строения, но не только же они сегодня строятся.

В приведенной таблице действительно «стальной или железобетонный каркас с кирпичным или стеклянным заполнением» обозначен в графе «Долговечность» буквой «С», а «кирпичная стена до шести этажей» буквой «А», но кто и на основании чего эти рейтинги составлял – неясно. Во всяком случае, хорошо известно, что даже первые небоскребы на стальном каркасе, построенные во второй половине 19 века падать пока вроде не собираются. А противопоставление им по долговечности кирпичных домов с деревянными перекрытиями (от железобетона и стали Терри, если он последователен, должен отказаться и здесь) выглядит анекдотом. Тем более для российского читателя, знающего о гигантском количестве стремительно превращающихся в России в руины памятников архитектуры, построенных за последнюю пару сотню лет из «традиционных материалов».

Через несколько абзацев Терри пишет, что здания из стали, железобетона и пластика(?) менее долговечны , чем каменные из-за большего коэффициента расширения, требующего устройства компенсационных швов, заполненных быстроразрушающимся герметиком. Выглядит это утверждение тоже странно. Очень хотелось бы убедиться в недолговечности таких зданий на примерах.

Далее: «Природе дорого обходится производство материалов, которые мы используем в строительстве. Здесь снова камень, кирпич, известковый раствор, черепица и дерево получают рейтинг А, а сталь, железобетон, большинство видов стекла, алюминий и пластик — всего лишь В и С. Камень уже есть в земле, его надо только вырезать и довезти до места, тогда как энергия, потребляемая при производстве современных материалов, фантастически огромна».

Из текста опять неясно, по каким параметрам расставлены буквы «А», «В» и «С». Только потому, что камень уже есть, а остальное надо производить? Но этот же полный абсурд. Строительство из натурального камня, который нужно «всего лишь» добыть, то есть вырезать в каменоломнях, привезти на заводы, распилить на блоки,  и доставить на стройки вдали от каменоломен, будет обходиться баснословно дорого. В первую очередь из-за затрат энергии и труда на все эти процедуры. Поэтому натуральный камень используют в наше время, (да и в древнее, в основном, тоже), только для облицовки. А строят из искусственного камня, с гораздо меньшими затратами.

С тем же успехом можно сказать, что строительство из железа почти ничего не стоит и дешево обходится природе, потому что железо уже есть в земле, его нужно только добыть...

А черепица, дерево, кирпич вовсю применяются и в современной архитектуре, хотя и не всегда так, как в древности.

При этом я совершенно не уверен, что производство глиняного кирпича, который Терри благосклонно считает «традиционным материалом» связано с меньшими затратами энергии, чем производство бетонных искусственных камней. К тому же, Терри стену толщиной меньше, чем в два кирпича не признает, что еще больше увеличивает затраты на строительство, а следовательно и экологический вред.

Честно говоря, не понимаю, какие экологические и экономические выгоды может принести замена тонкого слоя эффективного, легкого теплоизолирующего материала толстым слоем камня. По-моему, - только потери.

Помимо прочего, абсурдный призыв строить несущие конструкции из натурального камня означает не менее абсурдный призыв к отказу от массового строительства. Представьте себе, сколько потребуется каменоломен, чтобы обеспечить современное строительство натуральными стеновыми материалами!

Эту логику как-то даже неудобно опровергать.

Далее еще одна загадочная фраза: «Двойное остекление, вопреки распространенному мнению, вдвойне вредоносно по двум причинам: оно соблазняет архитекторов строить целые стены из стекла, в то время как они должны возводить толстые стены с окнами; во-вторых, герметичность (seals) двойных стеклопакетов гарантирована лишь на 5 лет!»

Получается, что вредоносность вакуумных стеклопакетов состоит в том, что они соблазняют архитекторов ими пользоваться! Ну, не нравится Терри большие стеклянные поверхности – его личное дело. В чем же вредоносность? Кто, кому и почему ДОЛЖЕН возводить толстые стены с маленькими окнами? Возможно здесь неточности перевода, но в любом случае вопрос о вредоносности стеклянных стен повис в воздухе.

Причем, утверждать, что современная стеклянная стена в смысле теплопотерь менее выгодна, чем сплошная кирпичная или каменная Терри все-таки не решается. И правильно делает. Было бы смешно.

Загадочна и фраза о пяти годах гарантии для стеклопакетов. Видимо имеется в виду гарантия производителя, а вовсе не их реальный срок годности. Во всяком случае, о частой и полной замене стеклянных фасадов зданий слышать как-то не приходилось. Полагаю, что это очередная выдумка.

Далее: «Архитектура древних больше, чем наша, приспособлена к ресайклингу. Современные здания, срок службы которых составляет несколько десятилетий, приходится демонтировать. При их разрушении образуется много мусора, который надо вывозить на специальную свалку, не говоря об утилизации таких вредных вещей, как асбест и отработанные холодильники. Традиционные здания строятся с использованием известкового раствора и, следовательно, могут быть разобраны, а материал можно применить еще раз».

О том, что срок службы современных зданий вовсе не составляет «несколько десятилетий» уже говорилось выше. Но хотелось бы знать, каким образом материалы «традиционных зданий» могут быть использованы вторично, избежав вывоза на свалки? Разбирать кирпичные стены по кирпичику, очищать их от раствора и класть из них новые стены? Такими вещами люди иногда занимаются в эпоху социальных катастроф, но вряд ли это стоит рекомендовать всерьез.

Асбест сейчас в строительстве не используют вовсе. «Отработанные холодильники» - это видимо отслужившие свое кондиционеры. Но не предлагает же Терри повсеместно отказаться от применения кондиционеров!? Может из Англии это и кажется возможным, но уже на юге Европы – ни в коем случае.

 

Любопытно вглядеться в таблицы, в которых сравниваются традиционные и новые строительные технологии.

Критерии – «Долговечность», Углеродные выбросы», «Термальная масса», «Возможность вторичного использования», «Подвижность при смене температур». Расчетов и сравнительных данных – никаких. Только буквы-оценки.

Бросается в глаза, что нет графы «Теплозащитные свойства», что при разговоре об экологических проблемах представляется совершенно необходимым.

И понятно, почему нет. Например, согласно таблице Терри «традиционное» деревянное окно с одиночным остеклением по всем вышеперечисленным параметрам бьет «современные» алюминиевые и пластиковые окна со стеклопакетами. А «стена из кирпича или камня на известковом растворе толщиной минимум 45 см, не выше 6 этажей, покрытая обшивкой» по всем параметрам лучше всех трех приведенных в таблице вариантов гораздо более тонких современных стен с теплоизоляцией и двойным или тройным остеклением.

При учете теплозащитных свойств картина была бы не такая радужная. А если бы еще была введена совершенно необходимая графа «Стоимость», то и того хуже.

Впрочем, я не понимаю, почему, например, алюминиевым окнам отказано в праве на «вторичное использование» (оценка «С»), а деревянным окнам – нет (оценка «А»). Ведь металл можно переплавить, а старую деревянную оконную раму разве что сжечь. И каким образом то же деревянное окно с простым стеклом может оказаться долговечнее алюминиевого со стеклопакетом (тоже соответственно оценки «А» и «С»). А если даже и так, то хотелось бы знать – насколько?

Причем, в списке современных окон странным образом отсутствуют крайне популярные в наши дни деревянные окна со стеклопакетами. Как будто дерево сегодня для производства окон и вовсе не применяется.

Таких странных вещей в таблицах много. Выглядит это очень наивной хитростью. 

Когда-то, лет сто назад современная архитектура возникла из осознания того, что современные материалы и конструкции необыкновенно расширяют возможности архитектуры решать все профессиональные задачи – функциональные, социальные, художественные;

   что традиционное строительство массивных зданий с толстыми стенами и небольшими пролетами исключает возможность обеспечения доступными архитектурными благами все население в целом;

   что современные представления о комфортном жилье (и не только жилье) с каноническими средневековыми приемами компоновки и организации зданий не совместимы;

   что смысл архитектурного творчества в работе с функцией, пространством и пластикой, а не в декорировании фасадов изображениями старинной архитектуры или в    переборе канонизированных и утративших практический смысл декоративных деталей и композиционных схем;

   что стиль - это результат решения профессиональных задач, а не их предпосылка. 

Можно вполне допустить, что все это очевидно далеко не всем. Были и есть архитекторы, которые, как и Терри вовсе не нуждаются для самовыражения в пространственной и пластической свободе, которые только исторические стилизации и считают настоящей архитектурой. Которым до тошноты отвратительны легкие конструкции и сплошное остекление. Их вкусы, как и любые другие, ни в каком обосновании не нуждаются, поскольку о вкусах действительно спорить глупо. Нравится – и все. А если еще и заказчики находятся, которые их вкусы разделяют, так и совсем хорошо.

Но если уж кому-то из них хочется подвести под свои взгляды теоретическую базу, возобновить дискуссии столетней давности и доказать, что современная архитектура плоха, а работа «в стиле» - единственно достойный вариант архитектурной деятельности, то лучше и честнее все-таки делать это прямо. Обсуждать принципиальные для профессии вещи. Пытаться доказать функциональные, социальные и художественные преимущества своего взгляда на архитектуру. На мой взгляд, шансов у стилизаторов («неоклассиков», «традиционалистов»...) все равно мало, но почему бы не попробовать.

Терри выбрал очень странный обходной и, как мне представляется, совершенно безнадежный путь, пытаясь внушить читателю мысль о недолговечности, невыгодности и экологической порочности современных строительных технологий. Доказать это невозможно даже и с помощью гораздо более продуманной аргументации.

По существу, декларируемая Терри «катастрофичность небоскребов» обосновывается всего лишь их внешней непохожестью на «каменные здания скромной высоты, со скатными шиферными или черепичными крышами и меньшими, чем в стеклянных зданиях, окнами».

А модное слово «экология» здесь просто притянуто за уши. Дмитрий Хмельницкий, архитектор, архитектуровед.

Постскриптум

Теперь следовало бы предоставить слово Квинлану Терри. Я пошлю ему английский дайджест статей Белова и Хмельницкого, но не знаю, ответит он или нет. Поэтому пока отвечу за него.

Вероятно, Дмитрий Хмельницкий прав, и аргументы Терри в отсутствие цифр не всегда убедительны. Придется восполнить те аргументы, которые Терри почему-то пропустил, хотя в других статьях приводил не раз. Стеклянный небоскреб – стандартный – экологическая катастрофа потому, что не может жить без кондиционеров, следовательно, съедает исключительно много энергии. Там не открываются окна, отсюда синдром больного здания. (По исследованиям экологов воздух в помещениях в 8-10 раз хуже наружного воздуха, несмотря на всю загазованность последнего, поэтому естественное проветривание – не роскошь, а необходимость). Традиционное кирпичное здание, за которое ратует Терри, прекрасно живет без кондиционеров, отсюда экономия энергии и более здоровая среда. Терри утверждает, что таково его офисное здание на Бейкер стрит (заказчик там поставил кондиционеры просто для солидности, но, по сути, они не нужны, используют их мало).

На счет энергосбережения. Терри с самого начала предупредил, что не будет говорить об энергосбережении, потому что о нем и так говорят все. Я попросила инженеров посчитать теплопотери одинаковых по объему зданий: одно – со стеной из простого стекла, второе – со стеной из энергосберегающего стекла, третье - с кирпичной стеной и окнами. Здание из простого стекла - 12616 Вт/час, из стекла с аргоном – 10076 Вт/час, из кирпича – 10771 Вт/час. (Если кому интересно, могу вывесить в Интернете подробные таблицы). То есть кирпич энергоэффективнее обычного стекла, но чуть уступает стеклу с газовым заполнением. При этом кондиционеры в кирпичном здании почти или совсем не нужны, а в стеклянном – обязательны. На счет стоимости, есть подозрение, что энергосберегающее стекло дороже, чем кирпич.

Возможно, мои аргументы в пользу экологичности традиционной архитектуры наивны, но:

1)      в кирпичных домах у детей проходит астма, врачи советуют жить именно в них, а не в панельных;

2)      как более полезные для здоровья кирпичные дома имеют более высокий рейтинг у населения, квартиры в этих домах стоят дороже квартир в панельных домах при прочих равных условиях (речь идет о России).

Это объективные факты.

Наконец, процитирую статью Роджера Скрутона в «Spectator» от 8 апреля 2006 года.  «Район Ричмонд Риверсайд (спроектированный Терри в Лондоне, 1980) показал, что цели традиционной архитектуры могут быть достигнуты при высокой плотности и низкой стоимости, которые превосходят конкурирующие показатели модернистов». Но это уже переход от экологии к экономике. О ней поговорим в другой раз. Также о социальном жилье в классическом стиле см. статью про дом «Маршал» Михаила Филиппова в «ЭКА» № 3 http://www.ec-a.ru/index.php?mn=razdel&mns=36l79flsiet1l_ru. Лара Копылова, гл.редактор "ЭКА".

 


обсуждайте и добавляйте:
  

Warning: htmlspecialchars(): charset `0' not supported, assuming utf-8 in /home/u463877/ec-a.ru/www/ch/add.php on line 15
Пользователь: Дата: 24.11.2009 18:07
  • Браво Квинлан Терри!!!Уважаемые коллеги необходимо с уважением относится к архитектуре прошлого,на первое место в обязательном порядке нужно утвердить эстетику!В городе должны существовать разные стили,иногда можно поспорить на одном месте о размещении того или иного...Ведь кто-то любит \"Черный квадрат\",а кто то классический пейзаж.

  •  Ваш логин*:   Ваш пароль: 
    * в качестве логина используйте адрес электронной почты
    добавить комментарий



    Отправить в ЖЖ

    Закладки:

    другие статьи рубрики:
     
    Битва при Челси. Спор Квинлана Терри и Ричарда Роджерса по поводу проекта больницы для Королевского госпиталя Челси в Лондоне // январь 2010
    Небоскребы в нагрузку. Скандал с кварталом Френка Гери. // январь 2010
    Наш ответ Терри. Ответы на статью Терри // январь 2010
    Рублево-Архангельское: нацпроект или город миллионеров? // январь 2010
    Андрей Боков: Демпинг - угроза безопасности. // январь 2010
    Пираты архитектурного моря // январь 2010
    Долгострой на Долгоруковской. Проект // январь 2009
     
     
    главная страницарусскийenglish
    экА.ру
    Журнал про экологию и архитектуру
     
    архитектура и общество green building яблоко раздора интервью загородный дом экотехнологии город детали
      о журнале
    экосайты
    форум
    реклама, контакты
    архив
    карта сайта
    новости



      >> архив статей  
     
     

      Использование информации с сайта возможно только в формате внешней ссылки на материал, размещенный на сайте www.ec-a.ru. Максимальный объем материала, который может быть размещен на другом интернет-ресурсе: название, дайджест (summary), одна картинка и активная ссылка на страницу текста. Размещение полной статьи возможно по согласованию с главным редактором.
    дизайн — Семён Расторгуев