По-своему.
 
     
  Что такое экодом?
Как выбрать экологически безопасные строительные и отделочные материалы?
Задать вопрос эксперту.
 
     


 
Первый городской фестиваль ПОЭЗИЯ УЛИЦ. Флейта водосточных труб и другие фантазии Маяковского
Первый городской фестиваль ПОЭЗИЯ УЛИЦ. Флейта водосточных труб и другие фантазии Маяковского
Всегда актуальные идеи великого мечтателя и поэта Владимира Маяковского представят горожанам. 16 апреля ГОРОД НАБЕРЕЖНЫХ выведет искусство на улицы. В память о Маяковском, искусство выйдет на улицы и площади, ворвется во дворы, прозвучит с балконов и крыш. В день памяти великого поэта зазвучит флейта водосточных труб.
21 ноября 2015
 
Конференция Совета европейского урбанизма (CEU). Берлин, 27-29 ноября
Конференция Совета европейского урбанизма (CEU). Берлин, 27-29 ноября
Тема конференции: Определяя новую урбанистическую повестку в связи с изменениями климата. Мероприятие приурочено к COP21, Климатической конференции Париже, организованной ООН, которая пройдет в декабре, и к конференции по экологическому жилью Habitat III, которая состоится в 2016 году.
2 октября 2015
 
За кризисный год продажи в проектах с
За кризисный год продажи в проектах с "красивой архитектурой" выросли в 2,3 раза
Об этом рассказал генеральный директор Urban Group Андрей Пучков на круглом столе Жилищное строительство в России: Мировой опыт в российских реалиях, который был организован ИД Коммерсантъ на стенде Минстрой РФ в рамках 18-ой Международной отраслевой выставки коммерческой недвижимости и инвестиций EXPO REAL 2015.
29 июля 2015
 
Презентация финалистов конкурса на набережную Кабан в Казани
Презентация финалистов конкурса на набережную Кабан в Казани
9 архитектурных бюро из России, Китая, Франции, Италии, Испании, Голландии, Великобритании – финалисты первого этапа конкурса на развитие набережных озёр Кабан представили свои проекты улиц, парков, площадей, которые стали двигателями изменений в городских районах и целых городах. В ИТ-парке в Казани прошла публичная защита портфолио команд, попавших в шорт-лист конкурса.
2 марта 2015
 
Итоги Конкурса на концепцию бульвара Динамо
Итоги Конкурса на концепцию бульвара Динамо
Завершился архитектурный конкурс, посвященный разработке концепции бульвара Динамо: 26 февраля на пресс-конференции в Интерфакс были названы имена победителей. Конкурс был объявлен девелопером проекта ВТБ Арена парк в сентябре 2014 года и проведен при партнерстве с Московской архитектурной школой МАРШ.
>> все новости








По-своему

Артем Китаев. Дом - генеалогическое древо.
 
В Мастерской Экспериментального Учебного Проектирования (МЭУП) Евгения Асса обсудили, каким должно быть жилье архитектора. Дома Артема Китаева, Леонида Слонимского и Артема Стаборовского редакция журнала «ЭКА.ru» отобрала как наиболее экологичные.
Ольга Орлова  //  8 ноября 2009  

Год назад в МЭУП обсуждались градостроительные дебюты. Тогда Юрий Григорян призвал молодых архитекторов не стесняться «безумных» идей, «подвоспламенить» точно выверенные кварталы так, чтобы дух захватывало. Руководитель мэуповцев Евгений Асс, известный адепт интеллектуальной дисциплины и простоты решений, коллегу явно не поддержал, отметил, что его ученики ориентированы на решение конкретных проблем и адекватность запросам рынка. Теперь выдался случай другой. В преамбуле к заданию для молодых архитекторов находим слова из известной книги «Архитектура моей жизни» Константина Мельникова: «Если я действительно архитектор, то меня должны видеть тем, кто я есть, — я должен построить себе свой дом. Лично строить и только по-своему строить, да еще с огромным риском для благополучия своей личной семьи — этим верным стимулом настолько обостряется эмоциональный процесс, что легко приходишь к изумительным и неожиданным открытиям там, где обыкновенная наша привычка живет, как крот» (1967).  

«Лично» и «только по-своему» в актуальном отечественном архпроцессе — почти табу. Критик Григорий Ревзин когда-то отмечал, что мейнстримный в московской архитектуре 1990-2000-х модернизм возник лишь как оппозиция лужковскому «башенкостроению». Так сам вопрос о возможности обретения собственной идентичности и был снят с повестки дня. Критик Николай Малинин недавно, оставив в покое городские «призмы из бетона и стекла» поискал идентичность в деревянном, преимущественно загородном, домостроении. Редакция журнала «ЭКА.ru», проанализировав экспозицию, нашла ее в эстетике дачного самостроя и советских руин, что, в частности, не исключает использование утиль-древесины. Поразительно, что это предположение оправдалось в работах молодых архитекторов.

 
 
Артем Китаев спроектировал для своей семьи Дом-генеалогическое древо: новые поколения могут надстраивать себе этажи над стариками.Так сам ход жизни, ее временные напластования получают архитектурное отображение. Галерея-переход со второго этажа ведет в избушку отдельно стоящей на сваях мастерской: здесь, наверно, также возможна отстройка профессиональной родословной: выше — мастерская сына, внука. Профессия архитектора, как правило, наследуется.
 
 
 
Ощущение дачного самостроя входило в задачи архитектора. Первый уровень дома можно возвести из бросовой крепкой древесины, он все равно будет просмолен: здесь эмоциональные переживания тяжести, укорененности первостепенны. Зато второй этаж — из более легкой и светлой осиновой доски. На третьем — пергола из лиственницы. Чем выше, тем конструкции легче. Как правило, укрытое, темное пространство чердака неожиданно оказывается здесь посреди потенциальной многоэтажки на втором этаже в пазухах имитированной скатной крыши первого.
 
 
Леонид Слонимский сделал собственный дом по мотивам дачи своего детства, где каждой функции соответствовало своё обособленное пространство: здесь есть домик для родителей, для архитектора с женой, для их детей. По сути тот же принцип генеалогии, только распластанный по участку. В закутках между служебными комнатами-домами делянка со щавелем (у кухни), кусты «золотых шаров» (у мастерской). Отдельно к этой слаженной лего-конструкции приаттачен гостевой объем, специально сбитый по оси: если все родственные пространства уместились в одной траектории жизни, этот идет немного вкось.
«Не было задачи построить красивый объект», — отмечает автор. Вместо того чтобы вычерчивать фасады, он собирал интересное пространство. Вспоминая, что же служило гостиной в опыте старой дачи с ее небольшими клетушками разнесенных пространств, пришел к выводу, что объединял всех транзит широкой дорожки: там ставили стол. Вот и собственный дом Слонимский решил сделать не «сгустком комнат» (стереотип коттеджа), а разросшимися по участку замкнутыми, уединенными обителями, между которыми пустота — стеклянный пенал-гостиная с раздвижными панелями.
Печка-буржуйка с чайником поверх, музыкальный центр, кинопроектор, который в летнее время транслирует семейные кинохроники и любимые фильмы на монолитную часть забора. Когда тепло, эта проходная внутри дома территория распахивается на все стороны света: можно устраивать пати, жарить на свежем воздухе барбекю, танцевать.   Переход из этой открытой комнаты-структуры в маленькие боксы должен в авторской сценографии переживаться как новое пространственное ощущение: в личных покоях по одному маленькому окну-картине.
Слонимский принципиально выбрал бетон для сооружения родового гнезда. При всей композиционной раздробленности ему нужна была цельно-отлитая форма, посаженная прямо на землю посреди травы без отмостки и дорожек. Ассоциация индустриальных руин вовсе не пугала, ее автор добивался. Со временем не требующий ухода бетон спонтанно разрисуется подтеками, с северной стороны потемнеет и покроется мхом.
Артем Стаборовский более целесообразной счел интравертность. Так как участок под проектирование находится в 10 км от МКАДа, дело приходится иметь с полугородским укладом. И от этой пространственной невнятности хочется отгородиться. Автор так и сделал — это Дом-забор.
Рамка дома с варьирующейся шириной корпуса от 0,9 до 3 м прошла по границам участка, сохранив и обособив квадрат зелени внутри. Здесь специально высаженные деревья и длинный диагонально протянутый стол.
Все комнаты дома транзитны, бассейн — тупик. Сценарно дом, как пространственный хронометраж, подчинен распорядку жизни хозяина, обусловлен его привычками и минимальными потребностями. Пространства переживаются по-разному в силу разной ширины, за счет перепадов уровней пола, чередующейся освещенности замкнутых и открытых, правда, в основном, во двор, помещений. Архитектура здесь играет узостями и длиннотами, сближениями и разъединениями, имеет символические и драматургические анклавы в пространстве.
 
 
Все стены облицованы фанерой: в интерьере —крашенной и пролакированной, снаружи пропитанной водоэмульсионкой. На крыше по всему периметру дома высажены маки.
 
 
 
Собственный дом архитектора — это всегда пространственный автопортрет, ответ на вопрос «кто ты есть?» Из таких искренних ответов отдельных архитекторов и конструируется профессиональное самосознание цеха, помноженное на объективный критерий социального заказа и культурного багажаВсе вместе создает идентичность архитектуры данных места и времени.
 
Удивительно, как в своих личных домах молодые архитекторы уверенно минимизируют затраты пространства и материалов, как педантично многое, словно исключая тиражность, делают неудобным. Прецедент в истории архитектуры известен: «Ле Корбюзье создал принципиально новую концепцию «машины для жилья», спроектировал десятки фантастических частных домов, поставил грандиозный эксперимент в Марселе, а для самого себя построил крохотную бревенчатую хижину в Кап Мартен», — пишет Евгений Асс. Площадь хижины была 12 кв. мСпать в ней приходилось рядом с биде.
 
Все зависит от личной проектной смелости архитектора, способного на эксперимент. При этом, конечно, не обязательно идти ва-банк и ставить на кон благополучие собственной семьи, чего опасался Константин Мельников, но чем-то жертвовать, как правило, все же приходится. Может быть, архитекторы начнут, наконец, и в нашей стране проектировать человечные доступные дома для себе подобных не-миллионеров. Россия, как сказал недавно известный арт-деятель Марат Гельман, страна не плана, а прецедента.

обсуждайте и добавляйте:
  
Пользователь: Дата: 12.11.2009 23:46
  • Есть вопрос. Почему эти три проекта были сочтены экологичными?

  • Пользователь: Дата: 12.11.2009 23:45
  • Есть вопрос. Почему эти три проекта были сочтены экологичными?

  •  Ваш логин*:   Ваш пароль: 
    * в качестве логина используйте адрес электронной почты
    добавить комментарий



    Отправить в ЖЖ

    Закладки:

    другие статьи рубрики:
     
    Архитектурные Починки. Экологический сруб Николая Лызлова // январь 2010
    Дом-гармошка. Экожилье из рыбацкого приюта Бориса Цайссера и Мартье Ламмерс. // январь 2010
    Бастион сопротивления. Дом Ильи Уткина в деревне Бодачёво, // январь 2010
    Вилла Либескинда. Серия авторских частных домов. // январь 2010
    Иглотерапия. Дом-Дракон Тотана Кузембаева. // январь 2010
    Рай в сарае. Chen house // январь 2010
    Конкурс на доступное жилье за $25000 // январь 2010
    По-своему. Собственные дома архитекторов. // январь 2010
    Под крышей мира. Под маркой Oblo. // январь 2010
    Ландшафтообразующие. Итоги премии АРХИWOOD // январь 2010
    АРХИWOOD-2014: подведены итоги премии // январь 2010
     
     
    главная страницарусскийenglish
    экА.ру
    Журнал про экологию и архитектуру
     
    архитектура и общество green building яблоко раздора интервью загородный дом экотехнологии город детали
      о журнале
    экосайты
    форум
    реклама, контакты
    архив
    карта сайта
    новости



      >> архив статей  
     
     

      Использование информации с сайта возможно только в формате внешней ссылки на материал, размещенный на сайте www.ec-a.ru. Максимальный объем материала, который может быть размещен на другом интернет-ресурсе: название, дайджест (summary), одна картинка и активная ссылка на страницу текста. Размещение полной статьи возможно по согласованию с главным редактором.
    дизайн — Семён Расторгуев